Бангладешский кризис

     Самую серьезную угрозу и наибольшую опасность представлял для Индии бангладешский кризис. После раздела Британской Индии Пакистан состоял из двух частей. Между ними не было общей границы, и попасть из одной части в другую можно было либо длинным морским и воздушным путями, либо через сотни миль индийской территории. Объединяла обе части лишь религия большинства их населения. Сложившееся противоестественное положение с годами еще более обострилось из-за попыток западнопенджабской элиты установить свое господство над всем Пакистаном без учета националистических устремлений в вопросах участия в управлении страной в различных ее провинциях.

     Народ Восточной Бенгалии (Восточного Пакистана) особенно возмущали попытки задушить его национальную культуру, вытеснить бенгальский язык и навязать ему урдуязычную культуру Западного Пакистана. В сочетании с экономической дискриминацией и отсталым развитием такая политика создавала весьма взрывоопасную ситуацию. Острота ее становится понятной, если вспомнить, что в Восточном Пакистане проживало большинство населения страны. Рупором народа Восточной Бенгалии выступала крупная политическая партия — Народная лига, которая выдвинула требование автономии, получившее широкую поддержку народа. На выборах в декабре 1970 г., состоявшихся после многих лет военного режима, в Восточной Бенгалии победу одержала эта партия во главе с шейхом Муджибуром Рахманом, получившая большинство мест — 167 из 313 — в Национальном собрании Пакистана и 298 из 310 мест в Законодательном собрании Восточной Бенгалии. Но военный режим не пожелал считаться с демократическим волеизъявлением народа и обрушил репрессии на народ Восточной Бенгалии, бросил в тюрьму Муджибура Рахмана и его соратников и попытался править с помощью террора и грубой силы.

     Несмотря на тревожный характер событий, которые причиняли Индии боль и беспокойство, ее реакция, во всяком случае официальная, оставалась бы спокойной, не прибегни пакистанская армия, подчинявшаяся военной диктатуре, к политике «выжженной земли» в Восточной Бенгалии, напоминавшей поведение Японии в Китае во время последней мировой войны. В Индию хлынул первый поток беженцев, положивший начало невиданному раньше нескончаемому нашествию мужчин, женщин и детей, спасавшихся от террора своего правительства. И. Ганди выразила по этому поводу сожаление в Народной палате парламента, отметив, что Пакистан лишил себя возможности укрепить свои позиции и что ее правительство не может больше ничего добавить. Парламент принял резолюцию, выражавшую настроение, царившее в стране, в которой заявил, что потрясен попыткой подавить народ Восточной Бенгалии с помощью «откровенной силы — штыков, пулеметов, танков, артиллерии и самолетов». От имени народа Индии он выразил народу Восточной Бенгалии глубокое сочувствие.

     На индийском горизонте стали сгущаться зловещие тучи. За восемь недель в страну прибыло три с половиной миллиона беженцев. Нескончаемым потоком шли крестьяне, рабочие, представители средних классов, индусы, мусульмане, христиане, мужчины, женщины, дети — «жертвы   террора,   бушевавшего   по   ту   сторону границы». Для Индии возникла весьма опасная ситуация. Западнопакистанские правители явно намеренно стремились не только подавить несогласных, но и изгнать их из страны в Индию, обрушив на народ Восточной Бенгалии, на всех без разбора волну репрессий. Этого Индия допустить не могла. В заявлении в Народной палате И. Ганди сказала, что военного решения здесь быть не может и необходимо создать условия для безопасного возвращения беженцев домой, на свою землю .

     Создалась серьезнейшая угроза для безопасности и стабильности индийского государства и внешней политики Индии. Встал вопрос, выживет ли она в качестве секулярной и демократической страны и даже устоит ли как государство. Каждый день в Индию прибывало от 40 до 60 тыс. человек. К концу июня число беженцев достигло 6 миллионов, и казалось, что конца им не будет. Индия обратилась к мировому общественному мнению с просьбой оказать давление на военные круги Пакистана, но отклик был запоздалым и незначительным.

     Вставшие перед И. Ганди проблемы были не только чрезвычайно сложными, но и противоречивыми. Речь шла о проблеме Пакистана, в то же время переставшей носить чисто внутренний характер. Она стала и проблемой-Индии, но не просто вопросом индийско-пакистанских отношений. Это была уже международная проблема, но не чисто гуманитарного характера, не просто проблема долларов и фунтов для оказания помощи беженцам. Как сохранить правильную позицию в глазах мира? Столкнувшись с пассивностью остального мира, индийская дипломатия оказалась в труднейшем положении. Администрацию США — Никсона и Киссинджера — затруднения Индии просто не интересовали. Для них важнее были отношения с Китаем, хотя государственный департамент был хорошо осведомлен о том, что происходило в Южной Азии. Европейские страны отнеслись ко всему происходящему более сочувственно, но не могли оказать сколько-нибудь значительного давления. Американская пресса и печать других западных стран проявляли все больше внимания к тактике истребления, применявшейся в Восточной Бенгалии.

image
Результаты наблюдений за явлениями, происходящими на Солнце