Новый виток отношений Индии и США

     Немаловажную роль сыграл также конфликт Индии с американской транснациональной компанией «Юнион карбайд». Хотя он не имел касательства к официальным связям Индии с США, бессердечное отношение этой компании к выплате компенсации жертвам бхопальской трагедии и серьезные вопросы, связанные с различиями в мерах безопасности, применяемых транснациональными корпорациями у себя дома и в развивающихся странах, наглядно продемонстрировали, какой опасности и трудностям подвергаются эти страны, приглашая частные фирмы снабжать их технологией и технической документацией.

     Тем не менее, несмотря на расхождения во взглядах и многочисленные разногласия, отношения между Индией и США улучшались. Происходила значительная переоценка позиций друг друга, особенно со стороны США. Это улучшение отражало также важные изменения в международной обстановке. Администрация США теперь более серьезно относилась к давним утверждениям Индии, что ее действия и решения по международным вопросам диктуются ее собственными интересами, нуждами и потребностями, а также ее убеждениями и собственным пониманием обстановки, а не какими-то иными соображениями и уж совсем не указаниями и диктатом других держав и стран. Сила и возможности Индии не должны быть источником тревоги для США.

     В Индии тоже складывалось убеждение, что США, во всяком случае в настоящее время, не заинтересованы в подрыве ее единства или ее ослаблении, и подобные заявления США принимались теперь более доброжелательно. Однако серьезные проблемы продолжали существовать, особенно когда речь шла об американской политике в отношении Пакистана и связях между США, Китаем и Пакистаном. Но выражалась надежда, что эти отношения не будут использоваться против Индии. Таким образом, психологические предпосылки для серьезного поворота в индийско-американских отношениях явно созрели.

     Убийство И. Ганди явилось шоком для многих американцев и вызвало беспокойство, по крайней мере в некоторых официальных кругах, относительно стабильности положения в Индии. Однако быстрый и спокойный переход власти к новому руководству, незамедлительное прекращение жестоких погромов, от которых сильно пострадали многие сикхи, мирный ход выборов, назначение на пост премьер-министра молодого руководителя, которому свойственны динамизм и новый стиль деятельности, а также полученное им одобрение широких масс избирателей произвели впечатление на многих американцев и способствовали появлению более благоприятной атмосферы в индийско-американских отношениях. А поскольку новый премьер-министр отменил целый ряд ограничений в экономической области и расширил сферу деятельности частного сектора, его акции в США повысились. Выраженное Р. Ганди стрем^ ление Индии к улучшению отношений с США было положительно встречено в Вашингтоне. Процесс улучшения отношений, начавшийся еще при Индире Ганди, получил новый импульс во время визита нового премьер-министра в США в июне 1985 г.

     Сообщение правительства США о раскрытии заговора против Р. Ганди во время его визита и арест пяти сикхских террористов сыграли важную роль в психологической подготовке визита. Индийское общественное мнение с удовлетворением восприняло это сообщение как показатель заботы США о единстве и стабильности Индии. Вашингтон завоевал этой акцией много новых друзей в Индии.

     Визит Р. Ганди, несомненно, улучшил климат отношений между двумя странами, хотя по-прежнему оставались в силе серьезные политические разногласия. Премьер-министр не шел на большие уступки в таких вопросах, как военная помощь Пакистану или  «звездные войны», да и США тоже не хотели менять свою позицию. Однако больше гибкости обе стороны проявили в вопросах двусторонних отношений. Улучшилась перспектива развития экономического сотрудничества — важной стороны индийско-американских взаимоотношений, и США обещали шире предоставлять Индии новейшую технологию и технические достижения. Можно также отметить определенное оживление интереса к Индии в Соединенных Штатах и лучшее понимание стремления Индии к демократической модернизации не только со стороны интеллигенции, но и в кругах конгресса и администрации.

     Помимо экономического сотрудничества, премьер-министр уделил много внимания вопросу о работе в Пакистане над ядерным оружием, создающей для Индии качественно новую обстановку с точки зрения ее безопасности. Р. Ганди настоятельно доказывал президенту Рейгану необходимость усилить давление на Пакистан, с тем чтобы побудить его отказаться от дальнейшего осуществления программы создания ядерного оружия. Он также сообщил Рейгану, что получаемое Пакистаном оружие в подавляющей своей части не может быть использовано против Афганистана, и приводил в пример морские ракеты, непригодные для применения в горах. Наряду с другими вопросами Р. Ганди и Р. Рейган обсуждали проблемы Афганистана, Ливана и разоружения. Сообщалось, что президент Рейган призвал Индию проявить больше интереса к афганской проблеме и использовать свое влияние с тем, чтобы СССР вывел свои войска из Афганистана. Во время переговоров между должностными лицами обеих стран индийские представители выразили надежду, что Вашингтон примет более решительные меры против террористов, использующих территорию США и существующие там возможности для враждебных действий против Индии «‘.

     В выступлении в конгрессе США Р. Ганди остановился на особых отношениях, существующих между народами Индии и Соединенных Штатов, которые, «не будучи союзниками в вопросах безопасности, остаются друзьями в борьбе за более высокие идеалы человечества — свободу, справедливость и мир». Он осудил присутствие иностранных войск и создаваемые трудности в Афганистане и Юго-Западной Азии, но одновременно предупредил об опасности «милитаризации космоса» и критиковал создание военных баз в различных районах мира. Индийский премьер-министр посвятил значительную часть своего выступления разъяснению важной роли в индийской экономике государственного сектора, без которого трудно было бы создать экономическую и индустриальную инфраструктуру. При этом он подчеркнул, что в первые годы после провозглашения независимости иного выбора у Индии не было. Он выразил также сожаление по поводу сокращения помощи на льготных условиях и возведения торговых барьеров для импорта из стран «третьего мира»

     Обе страны обсудили также возможность закупок Индией в США военной техники. Индия старалась разнообразить источники получения военной техники, которую она закупала, помимо СССР, в Западной Германии, во Франции, в Италии и в значительно меньших размерах в Великобритании. Очевидно, США рассчитывали таким образом ослабить возражения Индии против поставок оружия Пакистану и в то же время как-то закрепиться в Индии, а Индия хотела сама производить сложное новейшее вооружение для целей обороны, получая необходимую технологию и техническую документацию из различных источников, согласных ее поставлять. Наличие ряда трудностей помешало достижению окончательной договоренности по этому вопросу. Вашингтон весьма неохотно шел на содействие в производстве американского оружия в Индии, а Индия опасалась, что впоследствии он может отказаться от своих обязательств по политическим мотивам. Кроме того, установлению более тесных взаимоотношений с Индией противился Пентагон, потому что Индия редко следовала его рекомендациям и никогда не была его союзником. Как сказал мне бывший министр обороны Индии, даже когда президент Рейган и министр обороны Уайнбергер соглашались на продажу некоторых видов военной техники, американский военно-бюрократический аппарат выступал против. Тем не менее сам факт серьезного обсуждения министрами обороны Индии и США вопроса о продаже оружия явился показателем важных изменений в индийско-американских отношениях.

     По завершении визита и президент Рейган, и премьер-министр Раджив Ганди заявили, что они «поладили». По словам государственного секретаря Джорджа Шуль-ца, визит этот «превзошел все ожидания». Индийская печать, как всегда, все гиперболизировала, и, пожалуй, наиболее трезвую оценку дал сам премьер-министр, сказав, что после «плодотворных» переговоров с американским руководством «мы полагаем, что можем сотрудничать, чтобы сократить разногласия и трудиться ради общего идеала свободы и демократии»

     Но эйфория всегда заканчивается разочарованием. Возможно, что в данном случае обе стороны слишком многого друг от друга ждали. Особенно это относится к тому, что можно назвать общественным мнением. В США, видимо, полагали, что Раджив Ганди коренным образом пересмотрит внешнеполитический курс и экономическую политику Индии. В Индии же широкое распространение получило, пожалуй, не очень обоснованное мнение, будто США радикально изменят свою политику в нашем регионе.

      Обе точки зрения были абсолютно нереалистическими, и вскоре появились признаки некоторого разочарования друг в друге. Это почувствовалось во время второй поездки Р. Ганди в Нью-Йорк в октябре 1985 г. на празднование сорокалетия Организации Объединенных Наций. В этот раз во время его встречи с президентом Рейганом на поверхность всплыло больше разногласий, в первую очередь по вопросу о ядерном разоружении и создании ядерного потенциала в Пакистане. Президент Рейган заявил Радживу Ганди, что не считает, будто Пакистан осуществляет программу ядерного вооружения. Но с другой стороны, тот же Рейган посоветовал Р. Ганди, пока не поздно, начать переговоры по этому вопросу с генералом Зия-уль-Хаком. Намек был ясен. США не хотели радикального пересмотра своей политики, хотя имелись явные доказательства того, что в Пакистане ведется работа по созданию ядерного оружия. Вашингтон стремился также снять с себя ответственность и в этом вопросе и превратить его из международной проблемы в индийско-пакистанскую. А это не могло не вызвать сильнейшего беспокойства в Индии.

     Визит Раджива Ганди на Кубу, его остановка в Москве в октябре, вскоре после встречи с президентом Рейганом, и его заявления по вопросам внешней политики в свою очередь вызвали определенное разочарование в США. Один официальный американский деятель заявил, что «медовый месяц» закончился. Это заявление говорило об опасности чрезмерных надежд, но было тем не менее преувеличением, ибо в индийско-американских отношениях произошло заметное улучшение, и возможность их нового обострения, во всяком случае в ближайшем будущем, уменьшилась.

     Окно, приоткрытое Индирой Ганди, было распахнуто Радживом Ганди. Это не означало, что больше не существовало серьезных разногласий. Они сохранялись по вопросу о Пакистане и американской политике в Южной Азии, а также по многим другим проблемам международного положения. Но все-таки были созданы психологические предпосылки для смягчения этих разногласий, выделения областей, в которых существует согласие, и для поиска важных сфер сотрудничества, таких, как торговля и технология, для расширения контактов и взаимодействия. Смена правительства в Индии создала возможность для смягчения некоторых позиций, и в Вашингтоне стали меньше беспокоиться о якобы существующем крене Индии в сторону Советского Союза. Новые взаимоотношения отражали также сложившуюся к этому времени международную обстановку. Перед обеими странами стояла задача сблизить их взаимные интересы и строить свои отношения на более прочной и твердой основе национальных интересов, а не на основе переменчивых личностных факторов и смен руководства. Однако не следует упускать из виду существующие ограничения. Расхождения во взглядах двух стран на мир слишком велики, их политика в Азии и «третьем мире» слишком различна, чтобы между ними могли установиться очень уж близкие отношения.

     Экономические отношения Индии с Соединенными Штатами оставались важным аспектом внешнеэкономических связей Индии. В 1980—1981 гг. американская помощь составила около 256 млн. долл. В 1982—1983 гг. она сократилась до 210 млн., из которых 87 млн. пошли на помощь развитию, 125 млн.— по программе «продовольствие для мира» и 200 тыс.— на военное обучение. (Отметим, что военная и экономическая помощь Пакистану в 1982 г. составила 523 млн. долл.)

     Удельный вес торговли Индии с США в общем объеме ее внешней торговли был значительным. Товарооборот индийско-американской торговли вырос с 6,82 млрд. рупий в 1971 — 1972 гг. до 23,04 млрд. рупий в 1982 гг., и на долю США приходилось 11% всего экспорта и 12% всего импорта Индии. В 1983 г. Индия продала США сырой нефти на 678 млн. долл., алмазов — на 416 млн., готового платья — на 179 млн. и орехов кешью — на 60 млн. долл. Но в какой-то мере такую торговлю нельзя считать нормальной. Значительное количество нефти, добываемой на Бомбейском своде, продавалось американским компаниям, хотя контракты заключались на роттердамской бирже. Экспорт этой нефти носит временный характер и, вероятно, совсем прекратится. Аналогичным образом увеличение импорта из США происходило за счет закупок зерна по контрактам, заключенным в 1982 г., но зерно также не является постоянным предметом импорта, и его закупки тоже, вероятно, вскоре прекратятся. В 1983—1984 гг. объем индийского экспорта в США составил примерно 13,947 млрд. рупий, а импорт — около 17,908 млрд., что в сумме равнялось 31,855 млрд. рупий.

     США также стали главным поставщиком новейшей высокоразвитой технологии. Когда в марте 1985 г. Индия и Соединенные Штаты заключили крупную сделку на передачу такой технологии Индии, это дало толчок развитию не только экономических, но и политических отношений. Соглашение предусматривало создание в Индии американских технических центров для облегчения передачи технологии и так называемых суперкомпьютеров. Вашингтон отбросил свои прежние опасения относительно возможного использования этой технологии для военных целей и ее утечки в Советский Союз или к его союзникам. Он отказался также от предложения оставить за собой право инспекции использования некоторых видов новейшей технологии, экспортируемой в Индию, из-за сопротивления последней. Президент Индийско-американской корпорации технологии и капиталовложений назвал это соглашение «величайшим событием в индийско-американских отношениях».

image


Создание нового «сверхоружия»