Общая характеристика индийско-советских отношений

     Общая характеристика индийско-советских отношений была дана в предыдущей главе. Эти отношения уходят корнями, с одной стороны, в борьбу против западного империализма и колониализма, а с другой — в национальные интересы и потребности Индии последних двадцати-тридцати лет. Борьба против империализма неизбежно предопределяла поддержку Советским Союзом молодых освободившихся государств. Она же служила причиной их скептического отношения к инспирированным Западом опасениям относительно намерений и целей СССР и часто полного несогласия с этими страхами. Лучше всего об этом сказал Джавахарлал Неру еще в 1929 г.

     «Мы росли в традициях враждебного отношения к России, тщательно культивировавшихся Англией. На протяжении многих лет нас пугали жупелом русского вторжения, который использовался в качестве предлога для увеличения расходов на наши вооружения. В царское время нам говорили, что империалистическая Россия безостановочно наступает на Юг, стремясь получить выход к морю, а может быть, и саму Индию. Царя больше нет, но соперничество между Англией и Россией продолжается, и теперь нам говорят, что Индии угрожает советское правительство… Невероятно, чтобы Россия, во всяком случае в ее теперешнем положении и еще много лет в будущем, угрожала Индии. В настоящее время у этих двух стран слишком много общего, чтобы эксплуатировать друг друга, и у России нет никаких причин экономического характера, чтобы стремиться захватить Индию… Россия и Индия должны жить, как добрые соседи, без каких-либо трений. Существующие сейчас трения — это трения между Англией и Россией, а не между Индией и Россией… Если мы обратимся к фактам, то сможем сделать вывод, что Индии нечего бояться России. Придя же к такому выводу, мы должны со всей определенностью сказать, что не позволим использовать себя в качестве пешек в имперской игре Англии, передвигаемых с места на место ради ее выгоды».

     С того времени международное положение кардинально изменилось, и на смену соперничеству между Англией и Россией пришло соперничество между США и Советским Союзом, но два момента, отмеченные Неру, сохранились, а именно: скептическое отношение к опасениям относительно советских намерений, распространяемым Западом, которые считались чересчур преувеличенными, и убеждение в совпадении по многим вопросам интересов Индии и Советского Союза. Это убеждение усиливалось благодаря решительной поддержке Москвой борьбы за освобождение молодых независимых государств и особенно ее поддержке Индии в жизненно важных для нее вопросах. Индия фактически должна была целиком полагаться на сочувственную позицию СССР в Совете Безопасности ООН, чтобы избежать принятия там абсолютно неприемлемых для нее резолюций, вносившихся западными странами по кашмирскому вопросу. За этим последовало безоговорочное признание Советским Союзом в 1955 г. того, что Кашмир является неотъемлемой частью Индии. Важнейшую роль играла также советская помощь развитию тяжелой промышленности Индии. Кроме того, Советский Союз не согласился с позицией Китая в конфликте с Индией, а затем открыто критиковал его за вооруженные действия против Индии, предпринятые зимой 1962 г. В то время Москва впервые предложила Индии военное снаряжение и оружие. Несмотря на вооруженное столкновение с Китаем, она не взяла обратно свое предложение помочь в строительстве завода по производству истребителей МИГ в Индии. В результате 11 сентября 1964 г. было подписано соглашение о поставке Индии военного оборудования. При этом, как утверждал министр обороны в парламенте 21 сентября, советская военная помощь не оговаривалась какими-либо условиями.

     Таким образом, Советский Союз стал играть все более значительную и, с точки зрения Индии, полезную и ценную роль в решении жизненно важных для Индии вопросов — политических, экономических и стратегических.

     Примерно в 1965 г. Советский Союз начал проявлять более активный интерес к положению на субконтиненте. Первоначально этот интерес проявлялся главным образом в оказании помощи Индии. Военный союз Пакистана с США и создание на территории Пакистана американских баз   (часть которых служила для обеспечения полетов самолетов У-2 над советской территорией) толкали Советский Союз на сближение с Индией. Но когда Пакистан в ответ на это сближение и для того, чтобы ослабить его, предпринял дипломатические попытки улучшить отношения с Кремлем, утверждая, что он не питает вражды к СССР и что его тяготение к западному военному блоку продиктовано только боязнью перед Индией и необходимостью обезопасить себя от своего более крупного соседа, интерес СССР к Пакистану и к положению на субконтиненте стал расти. Советский Союз увидел, что существует возможность дружественных отношений и с Индией, и с Пакистаном, т. е. со всей громадой субконтинента, который, пожалуй, мог служить единственным реальным противовесом все более воинственному Китаю и господству США в Юго-Восточной Азии. Он знал и понимал, что Индия — более стабильная и политически более прогрессивная страна, но полагал, что сумеет побудить и Индию, и Пакистан встать на его точку зрения, и поэтому его активность на субконтиненте усиливалась.

     Пакистан испытывал все большее разочарование и недовольство тем, что не мог добиться от Индии удовлетворения своих требований относительно Кашмира после ее конфликта с Китаем. Отношения между ним и Индией все более обострялись, и возникла угроза еще одного вооруженного конфликта. Первая стычка произошла по поводу Качского Ранна. Проявив беспристрастие, Советский Союз посоветовал обеим сторонам проявить сдержанность и избежать конфликта. Он обвинил империализм в подрыве доверия в отношениях между двумя молодыми независимыми государствами и натравливании их друг на друга. Не успели они урегулировать этот спор, как возник более серьезный конфликт из-за пакистанского проникновения в Кашмир, который привел к короткой войне в сентябре 1965 г.

image
Приоритет неоспорим