Поставки оружия Пакистану

     Однако с точки зрения Индии, поставки оружия Пакистану и их значение для советской политики на субконтиненте оставались важнейшей проблемой, вызывая несомненное беспокойство. Но этот советский шаг необходимо рассматривать и оценивать в надлежащем свете. Один видный журналист еще до окончательного советского решения следующим образом характеризовал другую сторону проблемы:

     «…Дели проявляет постоянную тенденцию тревожиться по поводу любого советского отхода от прежней позиции, особенно когда дело касается Пакистана. Это можно объяснить только неспособностью понять основы советской политики в Азии и то, что советская «дружба» не является чем-то абсолютным, существующим только в интересах нашей страны… Как представляется, в основе советской политики лежит стремление «сдерживать» влияние не только Китая, но и Соединенных Штатов. Никто не рассчитывает добиться этого посредством какого-то «советского присутствия», а надеются, что это можно обеспечить с помощью создания условий, в которых неприсоединение станет действенной силой в Азии. Откровенно выраженное стремление Москвы к установлению более дружественных отношений с Пакистаном не должно вызывать истерию в Дели. Возможность незначительной советской помощи Равалпинди оружием тоже следует рассматривать в этом свете, прежде чем наивно называть это «предательством». То, что можно назвать советским «тактическим нейтралитетом», вытекает из роли Советского Союза в Ташкенте, и терпеливые усилия Москвы, направленные на улучшение отношений с Равалпинди, представляют собой продолжение точно рассчитанной политической инициативы в отношении нашего региона».

     Это объяснение многим может показаться не совсем удовлетворительным, но, несомненно, мотивы, которыми руководствовался Советский Союз, следовало бы более тщательно проанализировать и оценить. Важность дружбы с Индией для Советского Союза была очевидна. Советский Союз, безусловно, тревожили некоторые события, происходившие в Индии: укрепление позиций сил, которые он считал правыми, стремление правительства развивать отношения с Вашингтоном. Но и Пакистан не представлял собой рая для левых сил и был членом возглавлявшихся США военных  блоков.  Советским Союзом  не двигало стремление помешать усилению Индии или ее превращению в ведущую силу, он не питал намерения нанести ущерб индийским национальным интересам. Ему был нужен противовес растущей угрозе со стороны Китая и США в регионе, и наиболее многообещающей представлялась дружба со всем индийско-пакистанским субконтинентом. Возможно, его ввели в заблуждение объяснения пакистанских руководителей относительно причин заключенных ими союзов, и он увидел возможность создания новой ситуации и новых взаимоотношений на полуострове Индостан.

    Для Индии отношения с Советским Союзом были разносторонними, и любой их пересмотр требовал тщательной оценки. Кратковременные конфликты Индии с двумя ее соседями, один из которых настоящий колосс по размерам и мощи, показали, что дружба с Советским Союзом играет весьма полезную роль. Именно советская дружба помогла Индии остаться на позициях неприсоединения и выстоять в опасной обстановке, несмотря на вооруженное нападение Китая, напряженные в течение долгого времени отношения с Пакистаном и войну с ним. По важнейшему вопросу о Кашмире и, следовательно, территориальной целостности Индии значение советской поддержки не вызывало никаких сомнений и не нуждалось ни в каких комментариях. В сложившейся для Индии обстановке США поддерживали Пакистан, а Китай вел себя агрессивно и тоже встал на сторону Пакистана. Враждебность Китая создала новые условия, и нежелание СССР поддержать его против Индии послужило, как однажды было отмечено самим Пекином, началом разногласий между ним и Советским Союзом. В апреле 1969 г. министр иностранных дел Индии публично выразил признательность Советскому Союзу за то, что тот не признал китайских притязаний на индийскую территорию.

     Политические взаимоотношения с Советским Союзом несомненно служили индийским национальным интересам в периоды обострения обстановки и кризисов. Индийские и советские руководители прекрасно понимали, что в обозримом будущем не предвиделось никаких противоречий и конфликтов между национальными интересами двух стран и что эти интересы в значительной степени взаимно дополняли друг друга.

     Поэтому доминирующим фактором оставалось значительное совпадение интересов Индии и Советского Союза не только на субконтиненте, но и во всей Азии. Возможно, что этот параллелизм интересов обусловливался и какими-то конкретными причинами, но тем не менее он был неопровержимым фактом. Разрыв между СССР и Китаем серьезно ограничил советские инициативы в Азии и, кроме того, создал для Москвы необходимость бороться против американского, китайского или американо-китайского господства в этой части света. Это побудило его проводить политику, близкую индийскому курсу, политику противодействия иностранному давлению на страны Азии. В частности, в Южной Азии это совпадение интересов проявлялось еще сильнее, поскольку Пакистан вступил в двойной союз с Вашингтоном и Пекином, стремясь сравняться по мощи с Индией. Советская поддержка Индии по важнейшим для нее вопросам, связанным с отношениями с третьими странами, которая еще более наглядно была продемонстрирована во время событий в Восточной Бенгалии, укрепила и подчеркнула это совпадение интересов.

     Близость интересов проявилась и в вопросе отношений Индии с Китаем. Враждебный характер этих отношений, сохранявшийся на протяжении почти десяти лет, создавал для Дели необходимость в противовесе Китаю и его давлению. А такой противовес могла в существующих условиях обеспечить только Москва. У Китая уже имелся грозный ядерный арсенал, и Индия вряд ли могла игнорировать неравенство сил между ней и Китаем. Присутствие Соединенных Штатов в районе Тихого океана оставалось важным фактором, но не могло служить противовесом в отношениях Индии с Китаем в складывавшейся тогда новой обстановке. Их нежелание отказаться от сближения с Пакистаном, что бы ни говорил Генри Киссинджер в 1970 г., при одновременном стремлении к установлению новых отношений с Китаем еще более усилилось.

     Нельзя преуменьшать и значение многосторонних экономических отношений, складывавшихся на протяжении многих лет. Москва оказывала значительную помощь в индустриализации Индии. Не много стран выразили желание помочь ей в создании ведущих отраслей промышленности. Бхилаи стал символом участия Советского Союза в экономическом возрождении Индии. Советский Союз содействовал развитию металлургической, угольной, станкостроительной промышленности, производства электрооборудования и молодой нефтяной промышленности, значение которой для достижения экономической самостоятельности преуменьшить невозможно. После неожиданно тяжелых   1964—1966  гг.  страна  приступила  к  выполнению нового (четвертого) пятилетнего плана, и, как ранее отмечалось, Советский Союз уже обязался предоставить экономическую помощь на сумму примерно 8,3 млрд. рупий в основном для развития тяжелой промышленности. (В период 1954—1957 гг. СССР предоставил Индии почти 8 млрд. рупий, а торговый оборот между ними в 1970— 1976 гг. вырос с примерно 3 млрд. до 8 млрд. рупий.) Еще более важной была оказанная им техническая помощь. Советский Союз быстро превратился в крупнейшего торгового партнера Индии.

image
Скачок в развитии капиталистических форм в условиях Османской империи