Позиция Индии

     Позиция Индии была освещена во всех ее деталях в целом ряде заявлений И. Ганди: ее выступлениях в Народной палате, на пресс-конференции в октябре 1970 г. в Дели, а затем в Национальном пресс-клубе в США. Выступая в Народной палате 26 мая 1971 г., премьер-министр решительно опровергла утверждение, будто Индия стремится к дезинтеграции Пакистана. Индия всегда добивалась дружбы с Пакистаном, а если между двумя частями Пакистана началась борьба, то вовсе не по вине Индии, а по вине правителей Пакистана. Нельзя забывать, что большинство населения Пакистана живет в Восточной Бенгалии. Индия заботится о своих национальных интересах и безопасности, но ее также волнуют страдания и беды «героического народа Бангладеш» .

     Политические партии и общественность Индии уже оказывали нажим на правительство, требуя признания Бангладеш, но правительство действовало осторожно. На карту было поставлено слишком многое. Главная цель Пакистана, которому помогали некоторые его друзья за рубежом, заключалась в том, чтобы борьба, которая велась в Восточной Бенгалии, переросла в проблему индийско-пакистанских отношений, ибо тогда можно было бы привлечь какой-то международный орган, который «рассудил бы по справедливости» и отвлек внимание от реальной проблемы. В связи с этим выбор времени для принятия мер Индией стал играть огромную роль. Была создана специальная группа для планирования действий. Она тщательно взвесила все аспекты обстановки и мероприятия, необходимые для мобилизации общественного мнения в других странах и его ознакомления со страданиями мужественного народа Бангладеш.

     Помимо этого, Индии нужно было показать, какую угрозу для ее безопасности представлял собой беспрецедентный и непрекращавшийся приток беженцев. Эту проблему можно было решить только путем политического урегулирования, в котором должны были участвовать руководители народа Восточной Бенгалии во главе с шейхом Муджибуром Рахманом, находившимся в то время в тюрьме в Западном Пакистане.

     Но развитие событий, подобно действию в греческой драме, неуклонно шло к бурной кульминации. Пакистанские военные правители, поддерживаемые пенджабской элитой, не собирались прекращать кампанию террора и репрессий и договариваться о политическом урегулировании с избранными представителями Восточной Бенгалии. Становилось все более очевидно, что вопрос будет решать сила: народ создавал партизанские отряды, и предстояла вооруженная борьба.

     Из того, как военные правители Пакистана перекладывали вину на Индию, было ясно, что Индию втянут в конфликт. Даже самые наивные люди видели, что Пакистан пользуется поддержкой США и Китая. Администрация США стремилась улучшить отношения с Китаем, и Пакистан играл в этом полезную посредническую роль. Поэтому Никсон и Киссинджер отнеслись самым отрицательным образом к возникшей ситуации, считая ее помехой, и возлагали вину за это на Индию. Индия не сомневалась в том, что в случае наступления критического момента США и Китай окажут на нее сильное давление. Для безопасности Индии создалась серьезная угроза. Именно в такой обстановке и был заключен Индийско-советский договор о мире, дружбе и сотрудничестве. Он предусматривал немедленные взаимные консультации в случае вооруженного нападения извне на одну из подписавших его стран. В нем также давалась высокая оценка индийской политике неприсоединения.

     О том, какой была обстановка и как стояли вопросы безопасности, можно судить по высказываниям И. Ганди сразу же после подписания договора. В беседе с нынешним президентом Всемирного Совета Мира Ромешем Чандрой премьер-министр выразила надежду, что договор окажет сдерживающее действие на Пакистан и его друзей. Она сказала, что «договор отобьет охоту идти на авантюры у стран, которые проявляют патологическую враждебность к нам». Она также заметила, что те, кто критикует Индию якобы за отказ от неприсоединения, всегда враждебно относились к ее политике неприсоединения .

     Договор встретил широкое одобрение в Индии, но, как того и следовало ожидать, не на Западе. Зато Индия обрела значительно большую уверенность в создавшейся обстановке, и теперь ни одна страна или союз стран не могли предпринять против нее вооруженных действий, если бы ей пришлось дать отпор угрозе со стороны Пакистана. Индия главным образом опасалась военного давления Китая и США, приуроченного к этой угрозе. Теперь с нее в значительной степени была снята эта забота.

     Однако все это не означало, что угроза исчезла и кризис стал менее острым. На деле положение с каждым днем осложнялось. К октябрю число беженцев достигло 8 миллионов. Росли опасения, что Индии придется взять на себя постоянное бремя заботы о беженцах при небольшой помощи международных организаций. Пакистан, обвиняя Индию в подстрекательстве и поддержке беспорядков в Восточной Бенгалии, предлагал, чтобы ООН вмешалась и направила своих наблюдателей на границу. Соединенные Штаты поддержали это предложение, явно неприемлемое для Индии, поскольку оно превращало борьбу внутри Восточной Бенгалии в индийско-пакистанский конфликт. В ответ на вопрос, заданный ей по этому поводу на пресс-конференции, И. Ганди сообщила, что на индийской стороне границы уже находятся десять представителей верховного комиссара ООН по делам беженцев. Граница была открыта для представителей общественности всего мира, и сотни их уже ее посетили. Для чего же нужно официальное присутствие ООН? Беженцы не вернутся обратно только из-за того, что их об этом попросят представители ООН. Каждый день прибывают по 30—40 тысяч. Они пойдут обратно лишь в том случае, если будут уверены, что положение изменилось. Премьер-министр также не понимала, чем может помочь посредничество третьей стороны, когда речь идет об отношениях между двумя странами. «Какой смысл в таком посредничестве?» — спрашивала она. Решение может быть найдено только вместе с представителями народа Восточной Бенгалии.

image
Опера о великом казахском поэте