Результаты визита Ганди

     Позднее, выступая в Национальном пресс-клубе, И. Ганди спросила: «Против кого Пакистан намерен использовать эту военную технику? Она не может быть использована против Афганистана, так как там находится Советский Союз, и она не может использоваться против Советского Союза». Она отметила, что Индия пережила три нападения Пакистана и не видит ни смысла, ни логики в его перевооружении. Напомнив о предпринимавшихся с 1949 г. попытках подписать с Пакистаном пакт о ненападении, она заявила, что Индия искренне считает, что урегулирование их разногласий путем мирных переговоров, а не с помощью оружия отвечало бы интересам всех стран субконтинента.

     Индийский премьер-министр разъяснила, что ее страна не стремится получить военную помощь от США или какой-нибудь другой страны, и добавила, что делает упор на самообеспеченность и диверсификацию в приобретении оружия за рубежом.

      И. Ганди разъяснила Р. Рейгану позицию Индии относительно Афганистана. Она, как полагают, сказала, что, по мнению Индии, не должно быть никакого вмешательства во внутренние дела любой страны со стороны иностранных государств и все иностранные войска должны быть выведены из Афганистана. При этом она добавила, что Советский Союз не может допустить, чтобы правительство в Кабуле занимало антисоветские позиции.

     И. Ганди заявила корреспондентам, что во внешней политике Индии и США существуют различия, но каждая страна сама вырабатывает свой внешнеполитический курс в зависимости от ее географического положения и исторических потребностей. Как на встрече с Р. Рейганом, так и во время выступления в Национальном пресс-клубе И. Ганди подчеркнула необходимость увеличения внешней помощи Индии на льготных условиях для обеспечения ускоренного развития. Если эту помощь хоть в какой-то мере сократят, то это означает, что Индию наказывают за ее успехи в экономической области. Она также парировала высказанные американцами аргументы, будто международные кредитно-финансовые учреждения должны оказывать помощь лишь наименее развитым странам, заметив, что некоторые районы Индии могут быть отнесены к наименее развитым в развивающемся мире. Индия прибегает к коммерческим займам для погашения долговых обязательств. Но многие из ее программ, такие, как обеспечение сельской занятости, могут быть осуществлены только с помощью льготного финансирования, сказала она в пресс-клубе.

     И. Ганди пригласила группу американских бизнесменов посетить Индию и посмотреть все собственными глазами. Организация частных инвестиций в развитие стран Азии, которая занималась частными капиталовложениями, должна была оплатить поездку руководителей американских компаний в Индию в 1983 г.

     Одним из конкретных результатов визита И. Ганди явилось достижение соглашения между Индией и США по спорному и затянувшемуся вопросу о поставках обогащенного урана для Тарапурской атомной электростанции. 29 июля Индия и США договорились о поставках обогащенного урана Францией вместо США. Вероятно, позиция Франции уже была заранее известна и ее согласие получено до подписания соглашения. Это давало возможность ооойтись без получения разрешения конгресса на поставки урана Индии из США. Этот вопрос заметно омрачал отношения между двумя странами, а его решение как бы проливало бальзам на старые раны .

     Визит И. Ганди не имел целью изменить американскую политику и решить все проблемы, которые волновали Индию и к которым имел отношение Вашингтон. Но можно считать, что, кроме укрепления личных отношений между премьер-министром Индии и президентом США, этот визит разморозил индийско-американские отношения и способствовал изменению широко распространенного и поддерживавшегося средствами массовой информации мнения об Индии. Он содействовал созданию более благоприятной атмосферы для понимания основных мотивов индийской политики, без обязательного согласия с ней. Как отмечал один американский комментатор, в данном случае форма совпадала с сутью.

     Разногласия, естественно, не могли исчезнуть и не исчезли, поскольку обе стороны придерживались резко отличных друг от друга взглядов. В последующие месяцы они проявлялись в основном по трем вопросам.

     Во-первых, по вопросу об американской военной помощи Пакистану. Поставки некоторых видов вооружений, которые, по мнению Индии, не могли использоваться против Афганистана, породили подозрения относительно истинных целей оказания такой помощи. Например, предложение поставить Пакистану ракеты «гарпун» вызвало большие опасения, поскольку их никак нельзя было использовать на афганской границе. Индия решительно протестовала против этого предложения. Не менее решительный протест она выразила в связи с вероятностью поставок систем «хокай», используемых для радарной разведки и авиационного контроля.

     Удивление и недовольство вызвало также сделанное американцами предупреждение Пакистану о якобы планируемом налете индийской авиации на его ядерные установки. Очевидно, американская разведка сознательно неправильно истолковала подготовленный кем-то в правительстве документ о возможных способах нейтрализации пакистанской программы ядерных вооружений. Пакистану же было сообщено, будто действительно готовится налет на его ядерные установки. Министр обороны Индии резко критиковал Вашингтон за передачу Пакистану важнейшей информации, полученной с помощью спутников. В сенате США было сделано публичное признание, что спутник заснял места базирования истребителей марки «ягуар» в Индии и Вашингтон информировал Пакистан, что Индия может нанести упреждающий удар по его ядерным сооружениям. Представитель министерства иностранных дел Индии в не менее резкой форме выразил серьезную озабоченность попыткой Вашингтона изобразить Индию потенциальным агрессором против Пакистана, с тем чтобы оправдать новые поставки оружия последнему. Он также высказал беспокойство в связи с заявлением, будто бы сделанным послом США в Пакистане, о том, что его страна придет на помощь Пакистану в случае индийской агрессии. В том же выступлении американский посол отверг возможность нападения со стороны Афганистана .

     О том, как все это было воспринято в Индии, говорит выступление И. Ганди в Патне, где она заявила, что одна иностранная держава подстрекает Пакистан, утверждая, будто Индия может напасть на своего соседа.

     Во-вторых, напряженность и подозрения были связаны с событиями в Пенджабе и отношением США к сепаратистскому движению сикхских экстремистов и террористов, действовавших в Северной Индии и поддерживавших тесные организационные и финансовые связи с сикхами в Великобритании, США и Канаде. Поскольку они свободно переезжали из страны в страну и было известно, что экстремисты базируются в США и Канаде, возникали подозрения, что США им симпатизируют. 23 июля 1983 г. Раджив Ганди, тогда генеральный секретарь Конгресса и член парламента, заявил журналистам в Бхопале, что США вмешиваются в дела Пенджаба. Было похоже, что поддержкой американцев пользуется наиболее ярый сторонник «Халистана» Дж. С. Чаухан. Ряд про-халистанских групп тоже активизировался в США. Раджив Ганди при этом добавил, что некоторые сикхи, очевидно, поддались влиянию Пакистана.

     И наконец, в-третьих, что тоже омрачало индийско-американские отношения, это сопротивление США выделению Индии льготной помощи такими международными учреждениями, как Международный банк реконструкции и развития и Международный валютный фонд. В мае 1983 г. министр финансов США Доналд Риган заявил, что США против предоставления льготных займов Индии и что ей следует обратиться к коммерческим учреждениям, которые, по мнению Индии, брали слишком высокие проценты, чрезмерно увеличивавшие ее долговые обязательства. Индия не могла понять, почему ее нужно наказывать за более разумное, а подчас и более эффективное управление экономикой, чем во многих других странах.

  image
Информативность образа