Война с Пакистаном

     Пакистан не вмешался в китайско-индийскую пограничную войну главным образом из-за поддержки Индии Западом и его усилий уговорить Индию пойти на соглашение с Пакистаном по кашмирскому вопросу, что, по мнению Пакистана, являлось основным спорным вопросом в отношениях двух стран. Между ними начались переговоры, вскоре зашедшие в тупик, так как надежды Пакистана на то, что он при посредничестве Запада добьется удовлетворяющего его решения вопроса, не оправдались, и стало ясно, что Индия не собирается уступать Кашмир. Напряженность нарастала, Пакистан усиленно добивался своего.

     Через линию прекращения огня стали все более активно просачиваться вооруженные пакистанские военнослужащие. Напряженность вызывалась также и другими проблемами. Наиболее критическое положение создалось в Качском Ранне, где территориальный спор перерос в вооруженное столкновение. Создавшаяся там напряженность и попытка Пакистана захватить Кашмир привели к войне, разразившейся в сентябре 1965 г. Это непродолжительное столкновение, хотя и не носившее решающего характера, подняло дух Индии, пострадавшей от унизительного поражения в конфликте с Китаем, подтолкнуло Пекин еще ближе к Пакистану, побудив его взять Пакистан под защиту, подтвердило подозрения Индии, что массированные поставки вооружений США Пакистану будут использованы не против коммунизма (как утверждалось), а против Индии и что пакистано-китайский союз направлен против нее. Одновременно возросло недовольство Пакистана продажей западного оружия Индии после нападения Китая.

     Хотя под эгидой ООН было заключено перемирие, соотношение сил в регионе изменилось, и, несмотря на то, что Индии удалось стабилизировать свое положение, обстановка некоторое время оставалась напряженной и неопределенной. На этот раз инициативу переговоров между Индией и Пакистаном и посредничество между ними взял на себя Советский Союз. Благодаря его усилиям премьер-министр Индии Лал Бахадур Шастри и президент Пакистана фельдмаршал Айюб-хан встретились в Ташкенте, чтобы договориться по запутанным вопросам индийско-пакистанских отношений, особенно по вопросам, связанным с сентябрьской войной.

     Но произошла трагедия: индийский премьер-министр скончался в Ташкенте от сердечного приступа в вечер подписания соглашения с Пакистаном. Дух Ташкента вскоре также перестал существовать, несмотря на энергичные усилия Советского Союза поддержать его. Ожидания и невысказанные надежды Дели и Исламабада были совершенно различны. Для Пакистана Ташкент имел бы значение лишь в том случае, если бы привел к отказу от присоединения Кашмира к Индии и если бы Советский Союз выступил за такое решение. Стратегия Пакистана всегда заключалась в том, чтобы добиться иностранного вмешательства с целью изменения соотношения сил на субконтиненте и аннулирования присоединения Кашмира к Индии. Раздел Британской Индии и образование отдельного суверенного пакистанского государства не решили фундаментальной проблемы, и острое чувство соперничества и конкуренции с Индией, усиливавшееся страхом, подозрениями и отсутствием чувства безопасности, стало характерной чертой психологии и политики правящей элиты Пакистана, в которой господствовали руководящие деятели Западного Пенджаба. Это побудило Пакистан вступить в военные союзы СЕНТО и СЕАТО, поддерживавшие НАТО, а затем пойти на тесное сближение с Китаем.

     Советская инициатива несла Индии и надежду, и опасность. Надежду на ослабление односторонних связей Пакистана с Вашингтоном и Пекином и на установление более реалистических отношений с ним с помощью советского посредничества. В то время как западные державы поддерживали Пакистан, а Китай тоже относится к Индии враждебно, Советский Союз вел себя дружелюбно и сочувственно. Советскую инициативу нельзя было ставить на одну доску с западным давлением в ее отношениях с Пакистаном.

     Однако подспудные подозрения, что Пакистан попытается смягчить позицию СССР с помощью аргументов, которые в прошлом обеспечили ему поддержку Запада и Китая, рождали у Индии опасения. Пакистан говорил Западу, что шел на большой риск, вызывая недовольство своих коммунистических соседей и ряда арабских и некоторых других неприсоединившихся стран, когда вступил в западные военные блоки и предоставил военные базы США, и что поэтому его как союзника следует поддерживать в стремлении к безопасности против тех, кто хотел оставаться нейтральным или даже склонялся в сторону противника. В то же время Пакистан уверял Китай, что не питает вражды ни к нему, ни к коммунистическим странам, что только враждебность Индии, ее высокомерие, попытка подорвать территориальную целостность Пакистана и захват Кашмира вынудили его вступить в западные военные блоки. Аналогичный аргумент теперь приводился и Москве, чтобы успокоить ее опасения, вызванные международными связями Пакистана, добиться ее сочувствия к небольшой «несчастной» стране, которой грозит агрессивная Индия. Между тем Индия не имела намерения изменить положение, сложившееся в результате ее раздела, и всегда считала, что только политика сотрудничества и дружбы отвечает интересам обеих стран . Но Индия и не думала уступать Кашмир или соглашаться с идеей паритета, чтобы ослабить враждебность Пакистана. Тогда у нее не было еще твердой уверенности в том, что Советский Союз ясно понимает создавшееся положение.

     Советский Союз же, конечно, руководствовался совсем другими соображениями. Москва не отказывалась от поддержки Индии и не предлагала ослабить свои связи с этой страной, но она надеялась привлечь к себе и Индию, и Пакистан и создать в Южной и Юго-Восточной Азии систему более прочных политических связей, которая могла бы противостоять попыткам Запада и Китая обеспечить себе господство в этом районе мира. Ради этого Советский Союз был даже готов в какой-то мере пойти на удовлетворение нужд Пакистана в военной технике и оказание помощи в экономическом развитии, не нанося, конечно, ущерба отношениям с Индией. Но Советский Союз не учитывал того, что Пакистан меньше всего беспокоила китайская «угроза» или угроза со стороны Запада. Его главной задачей было достижение паритета с Индией и поиск путей присоединения более обширных и жизненно важных частей Кашмира, оставшихся у Индии.

image


Психотера­пия и психофармакотерапия