Возврат к нормальным отношениям

     Однако различие точек зрения имело свои границы и пределы. Существовали также определенные пределы изменений и в индийско-американских отношениях. В них не наблюдалось ни слишком большого ухудшения, ни слишком большого улучшения. Предпринимались попытки восстановить равновесие. 10 февраля 1972 г. на пресс-конференции в Вашингтоне президент Никсон заявил, что США постараются установить «новые отношения» со странами Индийского субконтинента. Признав, что «мы, возможно, допустили ошибки», Никсон утверждал, что цель политики США в Индостане заключалась в том, чтобы «избегать войны, добиваться прекращения войны, когда она началась, а теперь сделать все возможное, чтобы залечить раны» декабрьской войны 1971 г. По его словам, США пытаются установить «новые отношения, которые будут проиндийскими, пробенгальскими, пропакистанскими, но главным образом должны преследовать цели мира». Позднее, 27 сентября, Я. Б. Чаван, занявший пост министра финансов Индии, выступая на завтраке в Национальном пресс-клубе, сказал, что обе страны должны попытаться «лучше понять взгляды друг друга». Индия всегда готова откликнуться положительно, но и другая сторона тоже должна сделать надлежащие шаги. Чаван назвал признание Соединенными Штатами Бангладеш и оказание ими помощи в ее восстановлении позитивными акциями, но, по его мнению, Америка могла бы также использовать свое влияние, чтобы убедить Пакистан и Китай тоже незамедлительно признать Бангладеш.

     В ответ на заданный ему вопрос Чаван сообщил, что Индия не возражала бы против заключения договора о мире и дружбе с Соединенными Штатами, но, прежде чем о таком договоре можно серьезно думать, необходимо устранить недоразумения и негативные моменты, омрачающие индийско-американские отношения. Он упомянул действия и позицию США во время бангладешского кризиса и их одностороннее решение аннулировать такие двусторонние договоренности, как соглашения о помощи. Но он также напомнил о заявлении Индиры Ганди, которая сказала, что Индия не сторонница постоянного отчуждения. В ответ на вопрос, рассчитывает ли Индия на продолжение американской помощи, Чаван сказал, что «в настоящий момент мы делаем упор на наши собственные возможности. В то же время мы нуждаемся в международном сотрудничестве и помощи в областях, в которых не располагаем необходимой технологией. Нам нужно сотрудничество в области торговли. Мы хотели бы расширить возможности экспорта. Таков наш подход к вопросу об иностранной помощи. Помощь — неподходящее слово. Речь должна идти о содействии».

     Министра финансов спросили также об индийско-советских отношениях, договоре, заключенном с Москвой, и его последствиях для индийской политики неприсоединения. Чаван ответил, что никаких опасений на этот счет у Индии нет. «Критика исходит главным образом от тех, кто в прошлом выражал недовольство тем, что мы — неприсоединившаяся страна. Скажу совершенно категорически,— заявил он.— Мы не для того боролись за освобождение от английского господства, чтобы отказаться от свободы выбора и собственных действий во имя отношений с какой-либо другой страной, как бы могущественна и дружественна она ни была. Советский Союз знает, что мы продолжаем оставаться неприсоединившейся страной, и в договоре специально отмечается, что Индия была и будет неприсоединившейся страной»   .

     Спустя месяц тогдашний министр иностранных дел Индии Сваран Сингх призвал к улучшению отношений между Индией и США в Совете штатов. Охарактеризовав источники напряженности в отношениях между обеими странами, Сваран Сингх выразил готовность Индии сделать все, что в ее силах, чтобы нормализовать и укрепить отношения с США на основе признания новых реалий, на основе равенства, взаимности и взаимного уважения . Таким образом, прилагались усилия ослабить напряженность в отношениях между Вашингтоном и Дели. Но у обеих стран существовали проблемы, затруднявшие осуществление этих планов. Вашингтон приостановил экономическую помощь Индии, когда начался индийско-пакистанский конфликт, а Индия не просила о ее возобновлении, считая, что первый шаг-должен сделать Вашингтон, которому надлежит отменить свое решение. Такая позиция раздражала американцев.

     Признание Соединенными Штатами Бангладеш помогло создать условия для ослабления напряженности. Такую же роль сыграло решение возобновить экономическую помощь, приостановленную в декабре 1971 г., и выделить Индии 87,6 миллиона долларов для оплаты импорта, в первую очередь необходимого для нужд экономического развития. Но объявлению об этом займе предшествовало другое, сделанное за день до первого,— объявление о том, что Пакистану предоставляется военная техника, включая усовершенствованные авиационные двигатели, на сумму более 14 миллионов долларов. Возобновление продажи Пакистану военной техники и запасных частей вызвало озабоченность у Индии и усилило ее опасения. С точки зрения Вашингтона, возвращение пакистанских военнопленных на родину было непременным условием урегулирования отношений Индии с Пакистаном. Считалось, что и полная нормализация отношений США с Индией зависела от этого. Вашингтон хотел бы, чтобы Индия шла навстречу всем его шагам, направленным на улучшение отношений, и больше всего он стремился к тому, чтобы Индия установила «сбалансированные взаимоотношения» с великими державами.

     В своем ежегодном послании конгрессу о положении в мире 3 мая 1973 г. Никсон дал понять, что США ждут от Индии проявления сдержанности в отношении малых стран Южной Азии, поскольку США заинтересованы в создании там «мирной региональной системы». Президент США утверждал, что Америка питает уважение к Индии, как крупнейшей державе. «Мы готовы рассматривать Индию в соответствии с ее новым статусом и обязанностями на основе взаимности». Он заявил, что любая крупная держава, включая Индию, «которая обрела новое могущество в регионе», должна пользоваться своей мощью, проявляя сдержанность.

     Вашингтон также ожидает, что Индия проявит сдержанность и в своих международных отношениях. Хотя Индия сама должна была определять характер своих взаимоотношений с ведущими державами, «мы, естественно, хотели бы,— продолжал президент,— чтобы она не вступала в особые отношения с крупнейшими странами, направленные против нас или против стран, с которыми мы поддерживаем отношения, ценные для нас». Взаимоотношения между странами Южной Азии и странами, не входящими в этот регион, должны отвечать духу мира и независимости субконтинента, и президент США предупреждал, что «если какая-либо иностранная держава приобретет исключительное положение в регионе с таким населением и потенциалом, другие будут вынуждены реагировать соответственно».

     Наряду с угрозой президент преподнес и оливковую ветвь. Разногласия 1971 г. «вспрыснули в индийско-американские отношения зрелость и реализм», и «мы теперь можем вести дела друг с другом без сентиментальности и иллюзий, основывавшихся на том, что, поскольку обе наши страны — большие демократические державы, они должны проводить одинаковую внешнюю политику». Никсон призвал к нормализации отношений на субконтиненте и прекращению гонки вооружений. Он поддержал стремление Пакистана вернуть всех военнопленных и интернированных пакистанцев .

     С индийской точки зрения Никсон поставил все с ног на голову. Ведь именно США поддерживали на субконтиненте в последние два десятилетия особые отношения лишь с Пакистаном. Они игнорировали фундаментальные интересы Индии, пытались установить равенство вооруженных сил Индии и Пакистана, направляли Исламабаду большое количество оружия и разжигали гонку вооружений в регионе. США действительно оказали Индии значительную экономическую помощь, но всегда пытались использовать это в политических целях.

image
Рост самосознания пролетариата